Научно-консультативный комитет. Главный кардиохирург поднял вопрос объединения двух центров (интервью)

«Здоровье» (АКИpress) — Интервью с членом Трансплантологического общества при ВОЗ, заслуженным врачом Кыргызстана, членом коллегии Министерства здравоохранения, директором Южного регионального научного центра сердечно-сосудистой хирургии Калдарбеком Абдрамановым.

Ранее мы публиковали первую часть интервью о том, почему необходимо объединить институт кардиохирургии с Национальным центром кардиологии.

Часть вторая

- Судя по вашим ответам мы поняли, что организовав НИИХСТО вы добились своей программы-минимум и первые шесть лет были сами директором центра. А что еще успели сделать за это время?

- Что мы ощутили сразу – разделение способствовало переводу центров на разные механизмы финансирования. Тогда единственное кардиохирургическое учреждение страны оказалось вне системы ФОМС. Поэтому мы начали развиваться за счет частичного самофинансирования и небольших бюджетных средств и за счет Фонда высоких технологий (ФВТ). Самостоятельно приобретали необходимое оборудование, создали новые подразделения и так далее. Однако, когда не было средств ФВТ за операцию больные сами платили, и это вызывало большие недовольства со стороны населения. Мы оказались в ситуации, когда ФОМС с нами не работал, объемы средств, выделяемых ФВТ, сокращались, а бюджетные средства еле покрывали зарплату и приобретение лекарств. Так, с каждым годом наша доля кардиохирургии в ФВТ сокращалась из-за перенаправления средств фонда для других служб, например, на гемодиализ. За последние годы мы, например, в ЮРНЦССХ по ФВТ практически ничего не получили.

Тем не менее, мы развивались самостоятельно. За эти 6 лет — с 2005 по 2011 год нам удалось уйти от моноцентрового на этап многоцентрового развития. Начали проводить операции в городе Ош, смогли создать филиал НИИХСТО в городе Жалал-Абад, открыли отделение сердечно-сосудистой хирургии при Ошской областной объединенной клинической больнице и инициировали и способствовали создание десятков частных кардиологических клиник по стране.

Мы впервые провели первый съезд сердечно-сосудистых хирургов стран Центральной Азии в Бишкеке. Создали Общество сердечно-сосудистых хирургов стран Центральной Азии и его научный журнал ЦАЖССХ с редакцией в НИИХСТО города Бишкек. Сотрудничество с зарубежными центрами позволили нам приобретать дорогостоящие оборудования как для частных, так и для государственных клиник. В этом огромную помощь оказал лично профессор кардиологии, член американской коллегии кардиологов Талантбек Батыралиев будучи в Турции директором кардиологического центра в городе Газиантеп, бесплатно в НИИХСТО передал дорогостоящий хотя и бывший в употреблении с рыночной стоимостью в 250 тыс. долларов ангиокардиограф и аппарат искусственного кровообращения на 17 тыс. долларов — самые дорогие и необходимые оборудования в кардиохирургии. Аппарат ИК до сих пор работает у нас в Жалал-Абаде.

- Почему служба кардиохирургии так долго не финансировалась фондом обязательного медицинского страхования?

- Да, в начале так и было. Но это вопрос не ко мне. Я по этому поводу неоднократно обращался к руководителям Минздрава и ФОМС, доказывал, что кардиохирургические больные тоже застрахованные наши граждане. Поэтому и должны финансироваться через ФОМС. Однако только с 2016 года министр Талантбек Батыралиев добился того, что кардиохирургия страны начала финансироваться через систему ФОМС.

Это и выровняло, как условия организации работы, так и механизмы финансирования центра кардиологии и института. Теперь, выполняя практически одни и те же функции в диагностике и лечении заболеваний сердца, они превратились в дублирующие друг друга центры, с той лишь разницей, что в национальном центре нет своей кардиохирургической службы, а в НИИХСТО - полноценного кардиологического отделения. Часть больных кому показана операция, это примерно 10-15% кардиологических больных, вынуждены выписываться из НЦКиТ и заново госпитализироваться на операцию теперь уже в НИИХСТО или в другие частные центры, где есть современная кардиохирургия, часть больных НИИХСТО кому не показана или временно не показана операция, а необходимо только кардиологическое лечение вынуждены выписываться и госпитализироваться в НЦКиТ. При этом они должны пройти все процедуры оплаты и госпитализации уже через поликлинику другого учреждения.

- Хотите сказать, что вы тогда зря были сторонником разделения служб?

- Нет. Я так не считаю. Мы самостоятельно добились очень многого. Это целая история, самый удачный этап развития службы, хотя мы плыли без поддержки как лодка в горной реке против течения. Кардиохирургия на тот период не пострадала, а пострадала в какой-то мере НЦКиТ. Но повторюсь, по разным и объективным причинам мы не смогли доплыть, достичь до своей главной цели-строительства нового здания НИИХСТО и на его базе организовать потом Национальный центр сердечно-сосудистой хирургии и трансплантации органов (НЦССХиТО)!

Поэтому я считаю, что объективной необходимости в отдельном функционировании этих служб как и в начале, так и сегодня нет и не было. Нами тогда двигала только перспективная идея — цель! А сегодня тем более такая потребность окончательно отпала и по механизму финансирования и перспективным планам их развития. Первоначальная идея создания НЦССХиТО, мне кажется также провалилась окончательно из-за отсутствия руководителей заинтересованных в этом проекте. Меня перевели в регион, где на мои плечи легли еще больше проблем по организации службы в регионе с нуля! Потом, для реализации крупных проектов нужны деньги, а главное - надо ко всем обращаться и доказывать, что это очень важно для страны. А многие за исключением единиц, будут смотреть на тебя, как будто ты это все делаешь для себя. Поэтому это сегодня очень тяжело и трудно делать!

Да, сегодня наоборот, возникли серьезные проблемы медицинского, организационного, финансового и учебно-научного плана от раздельного функционирования кардиохирургии и кардиологии, которых надо немедленно устранять, если мы на самом деле хотим развитие самой передовой отрасли медицины!

- Что все-таки положительного дало для этих центров и для пациентов - раздельное функционирование кардиохирургии и кардиологии? Или все так плохо, что ничего хорошего нет?

- Чего мы добились я уже ответил. Если честно, много чего не смогли сделать. К сожалению, за время самостоятельного развития НИИХСТО не смогла добиться своей главной цели — создать НЦССХиТО со своими соответствующими институтами и центрами, как планировали мы при его создании. Поэтому сегодня, как и в 2000 году, служба сосудистой хирургии так и не смогла выйти на новый уровень развития, осталась на уровне 90-х годов по оснащенности. Не было у них элементарного ангиокардиографа и профессора были вынуждены пользоваться оборудованием частных больниц.

Не смогли построить новый корпус НИИХСТО с вертолетной площадкой, как я мечтал тогда в 2010-е годы и даже подготовил проект строительства здания стоимостью на 10 млн долларов, на приобретения современного оборудования стоимостью 7 млн долларов, базу для будущего НЦССХиТО. Элементарно не смогли даже увеличить количество операций. Если не ошибаюсь, сегодня ежегодно в НИИХСТО проводят не более 600 открытых операций, тогда как еще в 2010 годы выполняли более 400 операций. Это крайне мало для головного центра, тогда как, в соответствие с мировой статистикой, на 7 млн населения эта потребность составляет 7 тыс. открытых операций и 14 тыс. малых инвазивных процедур. Не смогли мы также организовать регулярные операции по пересадке органов, отделение хирургии новорожденных. Безусловно, главной причиной этих неудач является отсутствие эффективного механизма финансирования. Все это понятно.

- Да, конечно я с вами согласна, все упирается в финансирование. Но кроме этого на развитие службы в отдельно взятом учреждении, что еще может повлиять?

- Я не буду здесь много говорить о патриотизме, о высокой воспитанности и нравственности членов коллектива. Но без единства и профессионализма в коллективе невозможно что-то сдвинуть с места, если даже руководитель идеален. А у нас и так везде, куда ни глянь, идеальных руководителей нет.

Но если ребенок не плачет, то его не кормят, говорят кыргызы. Словом, надо признаться, что нет сегодня в НИИХСТО опытного и авторитетного «пробивного» руководителя, патриота, профессионала, умеющего как поддерживать, так и указывать, предлагать пути решения проблем, делая это максимально выгодным для страны и медицины путем.

За примером далеко ходить не надо. Новый директор НЦКиТ профессор Т.Сооронбаев уже пробивает у правительства многомиллионные средства и собирается строить в 100 метрах от НИИХСТО новый кардиохирургический корпус со всеми отсюда вытекающими плюсами для НЦКиТ и минусами для НИИХСТО. Да, понятно, для развития вышеуказанных нами направлений кардиохирургии, сосудистой хирургии и трансплантологии нужны были сотни миллионов сомов и целенаправленная политика руководителей в отношении развития этих служб. Но этого нет, как нет до сих пор в коллективах единства и рабочей атмосферы для спокойной созидательной деятельности. И сегодня в НИИХСТО назревает очередная «революция». А руководители не могут понять или не хотят - что же лучше для развития этих направлений? Объединение центров или прежняя застойная работа порознь? Найдут ли деньги для удовлетворения колоссальных финансовых потребностей и для организации кардиохирургической службы отвечающей всем современным требованиям, оснащенной самым новым оборудованием, одновременно в двух центрах?

Поэтому, даже спустя 17 лет, для создания современного головного кардиохирургического центра страны, отвечающего современным требованиям, стоит вопрос - сможем ли мы построить новое здание с вертолетной площадкой и отремонтировать существующее здание, так как некоторые отделения размещены не в стандартных условиях? Например, отделение реанимации размещено в обычном холле коридора четвертого этажа здания! При проектировании корпуса в 1980 году академиком М.Миррахимовым были учтены все необходимые требования и не планировалось размещать там реанимацию, так как стандартное, отвечающее всем требованиям помещение - реанимационный блок уже был и находился на первом этаже основного корпусам НЦКиТ.

- Вы сказали, что от разделения больше пострадал центр кардиологии. Тогда как вы оцениваете работу центра после разделения кардиохирургической службы из состава НЦКиТ?

- Конечно, я не работал в НЦКиТ и мне некорректно давать оценку. Но я как главный специалист могу сказать, что после разделения кардиохирургии от НЦКиТ возникли проблемы и у НЦКиТ.

Организация работы кардиологии и инвазивных кардиологов вышли за рамки международных требований и стандартов. Институт стал чуть ли не единственным кардиоцентром в мире, где нет своей кардиохирургической службы (“cardiac surgery support”). Были и трагические последствия этого для больных. Почему-то прежние руководители не обращали на это внимания, либо у них не хватило сил и авторитета об этом говорить и требовать перемен. Из-за отсутствия в НЦКиТ кардиохирургического блока возникали клинические, экономические проблемы и неэффективно шла как организация работы, так и финансирование с невидимыми, но большими потерями и ущербом для пациентов и государства. Возникали клинические противоречия, несогласованность в организации работы служб и невольно нарушались международные стандарты, рекомендации и требования. Из-за отсутствия кардиохирургии возникла срочная необходимость в ее создании еще и в НЦКиТ, потратив многомилионные бюджетные средства на создание структуры, дублирующей НИИХСТО, оснащенных современным оборудованием и отвечающие современным требованиям кардиохирургического блока, операционного блока, анестезиологии и реанимации с соответствующим коечным фондом и штатной структурой, расписанием. Хотя такая потребность была с самого начала разделения.

И после организации всего этого, потребуются немало сотрудников-специалистов по этим разделам, а также огромный фонд зарплаты. А найти опытных высококвалифицированных врачей по этим узким специальностям кардиохирургии, особенно опытных оперирующих кардиохирургов очень трудно в наше время, тем более желающих работать в условиях государственных клиник. Это тоже очень большая проблема. Тогда опять придется приглашать, заманивать этих врачей из соседнего института кардиохирургии, ослабляя их кадровый потенциал. С вытекающими отсюда последствиями для НИИХСТО и в конечном итоге для больных. Кроме этого, для организации отделений кардиохирургической службы потребуются еще ремонт и реконструкция неприспособленных для этих целей помещений НЦКиТ, заполнение их больничной мебелью, современным оборудованием, аппаратурой и другими подсобными службами. На все это, на ремонт и реконструкцию и создание нужных служб, необходимы огромные бюджетные финансовые средства. Если у правительства есть деньги, то прекрасно, пусть создают то, что необходимо для развития национального кардиологического центра страны, я поддерживаю.

Но я тут одного не понимаю. Почему мы не можем найти средства и на строительство нового здания НИИХСТО, проект которого нами был подготовлен еще 12 лет назад? Это дало бы нам возможность создать национальный центр сердечно–сосудистой хирургии и трансплантации органов, о котором мечтали и мечтают все сердечно-сосудистые хирурги и дать шанс наконец развиваться сосудистой хирургии, хирургии новорожденных и трансплантологии. Для размещения этих и других подразделений и создания лечебно-диагностической, лабораторной базы в здании НИИХСТО свободных помещений нет. Наоборот, в нарушение всех норм и требований реанимационное отделение центра размещено в холле коридора четвертого этажа здания.

Поэтому у меня возникает и другой естественный вопрос. Если у государства есть необходимые средства для организации с нуля целой кардиохирургической службы в НЦКиТ, то почему бы часть этих средств не направить на ремонт, реконструкцию старого и часть на строительство нового здания НИИХСТО, объединив с НЦКиТ, то есть объединив их в одно учреждение провести ремонт реконструкцию только на одном из них, сэкономив при этом огромные бюджетные деньги! По нашему проекту от 2010 года стоимость 7-этажного здания НЦССХ с вертолетной площадкой составила 10 миллион долларов, а стоимость оборудования 7 миллион долларов. А если там построить вместо 7 этажей всего 5 этажей, тогда хватить и 6 миллионов долларов. Конечно это всего лишь мое мнение, умозаключение бывшего руководителя, у которого много лет назад не реализовалась мечта построить подобный центр.

Кроме этого, меня еще сегодня больше волнует то, что если мы создадим идеальные условия в НЦКиТ, то есть построим современный кардиохирургический центр с гибридными операционными блоками, где возможно и мне и другим моим ведущим коллегам кардиохирургам из НИИХСТО захочется поработать в свое удовольствие, наконец в прекрасных условиях. А что тогда будут делать мои оставшиеся коллеги в НИИХСТО? Конечно, они не исчезнуть. Но думаю, это создаст реально еще более тяжелую обстановку в НИИХСТО. Мне даже тяжело это представить. Все-таки НИИХСТО это наше детище, переданное в наследство нашими учителями нам к своим последователям, детям, внукам, кем и каким бы они не были. Остальных не знаю, но я сам лично свои самые зрелые и активные годы жизни в физическом и профессиональном плане, отдал этому центру, пришел молодым ушел почти седым. Мы со своей командой единомышленников создали этот центр практически с нуля. Безусловно, молодым кардиохирургам не понять мои чувства, но мои ровесники, старшие коллеги и соратники по организации НИИХСТО, надеюсь, понимают и поймут меня правильно.

- А что тогда надо сделать для конкретного и оптимального решения этой сложной проблемы? Например, если у вас как главного кардиохирурга страны, ответственного авторитетного ученого спросят вышестоящие руководители от которых зависит решение данного вопроса, как бы вы им ответили?

- Я, конечно, понимаю, что в таких стратегически важных делах для медицины страны я должен чувствовать свою ответственность и нужна четкость и ясность в моих ответах. Но на самом деле я очень затрудняюсь ответить. Потому что наша служба оказалась на самом деле в трудной ситуации и главное, ключи к решению, к сожалению, не в наших руках. Поэтому я пытаюсь своими обширными иногда и повторяющимися ответами на ваши вопросы указать где все-таки находятся ключи к решению этого сложного вопроса и в этом убедить всех.

Как главный специалист скажу еще следующее.

Нам всем не стоит забывать, что кроме НИИХТО и НЦКиТ в стране есть еще другие государственные кардиологические центры и клиники. Огромные средства из бюджета сегодня потребуются и для организации и модернизации службы кардиологии и кардиохирургии в регионах. Просить мы все умеем, поэтому при решении своих проблем надо учитывать и положения других коллег, думать о ситуации в медицине в целом и в экономике страны. Например, только лишь для завершения ремонта и реконструкции нашего южного регионального НЦССХ в Жалал-Абаде правительство не может выделить в течении последних семи лет всего 100 млн сом. Центр находится на развалинах как после бомбежки, но работает. А таких медицинских учреждений и приоритетных направлений медицины десятки по стране. Поэтому важно, чтобы средства бюджета использовались рационально и целенаправленно, максимально эффективно и по адресу.

Надеюсь, что руководство министерства здравоохранения и в правительстве примут все меры чтобы рационально решить все наболевшие вопросы.

Я по долгу службы обязан и открыто высказываю свое профессиональное мнение, иначе потом будет поздно и никому не нужно.

За событиями в Центральной Азии и в мире следите через Телеграм-канал @centralasiamedia


Читайте по теме:

Коронавирус в Кыргызстане
Карта распространения
Комментарии
Для добавления комментария авторизуйтесь
Частые носовые кровотечения у детей могут быть признаком опасной болезни Вакцина против ВПЧ может предотвратить рак как у женщин, так и у мужчин, - исследование На развитие артериальной гипертензии влияют образ жизни и генетический фактор Нет такого понятия, как «рабочее давление», - кардиолог Ожирение — фактор риска заболевания, от которого регистрируется каждая вторая смерть в Кыргызстане, - врач Возбудитель сибирской язвы сохраняется в почве 100 лет. Что нужно знать о заболевании? Врачи бьют тревогу: основной причиной рака может быть ожирение, половина случаев связяна с лишним весом
×