logo

Чем грозит альвеококкоз в XXI веке?

Хирург из Бишкекской городской клинической больницы №1 рассказал в интервью для АКИpress об особенностях заболевания и как с ним бороться.
14:50, 5 июня 2017

Альвеококкоз, согласно Энциклопедическому справочнику по паразитологии, это гельминтоз из группы цестодозов (болезней, вызываемых ленточными червями), характеризующийся тяжелым хроническим течением, первичным опухолевидным поражением печени, нередко с метастазами в головной мозг и легкие, а также во многие другие органы. Часто заболевание заканчивается летально.

Собственно а
львеококк — вид ленточных червей отряда циклофиллид (Cyclophyllidea). Тело длиной от 1,4 до 3,4 мм состо­ит из го­лов­ки с че­тырь­мя при­сос­ка­ми и венчика крючьев.

По данным Центра госсанэпиднадзора Бишкека, в I квартале 2017 года только в столице было зарегистрировано 117 случаев эхинококкоза и альвеококкоза. В 2016 году за аналогичный период было зарегистрировано 78 случаев: то есть регистрируется рост заболеваемости на 47,5%.

Ассистент кафедры факультетской хирургии Кыргызской государственной медицинской академии, кандидат медицинских наук Съездбек Айтбаев рассказал некоторые особенности этого заболевания, в чем его опасность и об элементарных мерах профилактики.

Строение альвеококка

Сильно увеличенное изображение взрослого червя

Съездбек Айтбаев (СА): К нам обращается много больных, много именно молодых, которые только школу закончили, студенты или школьного возраста, 16-17 лет. Это заболевание с каждым годом растет. Допустим, если в 2000-х годах 2-3 случая было за 5 лет, а в данное время — за год уже 100 больных. Это уже можно сказать гиперэндемия. Даже пандемия, можно сказать. И вот мы организовываем выездные экспедиции. Недавно с 4 по 7 мая съездили именно в очаг, откуда очень много больных к нам поступило…

АКИpress (А): И где этот очаг находится?

СА: Это в Иссык-Кульской области, Джети-Огузский район. Там определенные два села есть: Озгочор и Боз-Бешик. Мы анализ сделали и поехали туда. Наша цель заключалась в том, чтобы осмотреть именно школьников. Этот гельминт, если он попадает в организм, растет очень медленно. То есть в год он может вырасти до двух сантиметров. Это и литературные данные, и научно доказано. Поэтому мы туда поехали: наша цель была именно в школьниках, выявить на ранней стадии.

Эта болезнь протекает грозно, дает метастазы, поэтому ее сравнивают с раковым заболеванием. Так и говорится, паразитарный рак. Она в течение многих лет может бессимптомно протекать, поэтому многие молодые люди о ней не знают.

В итоге во время поездки мы осмотрели около 1,5 тыс. больных за три дня, из них половина — школьники. В одной школе где-то 630 учеников, а во второй  203 ученика было. Вот оттуда и выявили троих с альвеококкозом. На ранней стадии на ультразвуковом исследовании нам видны маленькие такие кальцинаты (участки в том или ином органе, куда откладываются соли кальция вследствие глистных инвазий в том числе). На это надо обращать внимание, иногда узисты-функционалисты внимание не обращают. Вот таких, с кальцинатами, 16 школьников выявили, а с явным альвеококкозом — троих. Как раз они в Бишкек приехали, мы здесь уже полностью точно диагноз поставили. Одного будем готовить к операции. Второй, как школу закончит, к нам придет сюда, и потом мы его прооперируем.

На ранней стадии, при раннем выявлении операции дают хорошие результаты. Потом в последующем проводится противогельминтная терапия.

Плюс еще у детей много эхинококкоза выявили.

А: А в чем принципиальная разница между альвеококкозом и эхинококкозом?

СА: Проще говоря, эхинококкоз и альвеококкоз оба относятся к эхинококкозу. Но эхинококкоз вызывает другой паразит — Echinococcus granulosus, а альвеококкоз вызывает Echinococcus multilocularis, он поменьше размером. Когда попадает в организм, у эхинококкоза кистозное развитие идет, а альвеококкоз — это множество мелких пузырьков, они рост дают за счет пожирания ткани организма. Поэтому он и сравнивается с раком. Так они оба Echinococcus, просто разное развитие.

Так вот, много эхинококкоза нашли у маленьких детей. Что мне понравилось, в этом селе уже все знают об этом заболевании. Обычно у нас пациенты с запущенными стадиями, уже когда прорастает в сосуды, протоки, с желтухой, с прорастанием в нижнюю полую вену. Это заболевание не щадит ни маленького, ни взрослого. И летальные исходы были именно с этого села. Поэтому они знают про эту болезнь, они очень были напуганы. И они даже младенцев, месячных младенцев, на УЗИ-обследование приносили.

Почему мы акцент делали на детей? Потому что они более подвержены инфицированию, потому что заражение идет, сказать можно смело, от собак. В этом селе, я обратил внимание, собак очень много. То есть они по селу просто вот так ходят, не на привязи. Они больше контактируют с детьми.

1

10

СА: Сейчас эту проблему надо повсеместно, на государственном уровне поднимать. Потому что многим больным, это видно и в интернете, и по телевизору, требуется пересадка печени. Очень много сейчас больных, которые за рубеж едут и там оперируются, многим требуется пересадка печени.

А: То есть запущенная форма требует пересадки органа?

СА: Да, при тотальном поражении. К нам часто обращаются больные с запущенной формой, потому вот такие выездные экспедиции и организовываем. Например, сейчас пациенту 18 лет, он ходил, его ничего не беспокоило, а теперь у него довольно большая форма, но планируем его прооперировать. То, что сосуды еще не вовлечены, нижняя полая вена не вовлечена, еще можно сделать краевую резекцию. Если полное тотальное поражение или стеноз, то тогда в этих случаях очень сложно будет. Тогда мы этих больных, конечно, направляем в медцентры, где занимаются этой проблемой. Это в России, в Турции. А это же все равно в деньги упирается.

И эта болезнь… К нам поздно обращаются, она поздно выявляется, когда уже осложнение идет. Определенных симптомов нет у нее.

А: И невозможно в какой-то момент понять, что у человека что-то не то, нужно сходить к врачу?

СА: Да. Допустим, аппендицит или холецистит, определить симптомы можно  боль. А тут нет, пока она больших размеров не достигнет или выступать не будет плотное образование. Зачастую многие просто так обращаются, по поводу других болезней, и у них выявляют.

              Органы, пораженные альвеококком

СА: Хотел бы отметить, что УЗИ-диагностику альвеококкоза надо включить в перечень медосмотра: детей школьного возраста обязательно раз в год проверять, студентов также обязательно включить... Плюс в армию забирают, УЗИ не делается, это тоже обязательно надо включить, надо написать протокол, чтобы в обязательном порядке, когда идет медосмотр, включить УЗИ, потому что у нас многие отслужили, а потом к нам уже поступают с альвеококкозом больших размеров. В родильных домах тоже. Вот допустим, беременная женщина, во многих случаях они смотртят только на беременность, определяют срок, а верх не смотрят. У нас тоже много было пациенток, которые только что родили, приходят, а там большой альвеококкоз.

Было бы хорошо, если бы такой перечень или приказ составил Минздрав.

И, конечно, есть инициативная группа, не будем на достигнутом останавливаться. Есть очаги, очень много. Планируем вот в конце июня выездные экпедиции с охватом школьников. Наше руководство нас поддерживает. С этой поддержкой мы и едем.

А: Значит, лечение заключается только в оперативном вмешательстве?

СА: Конечно, здесь только оперативное лечение. Но есть и противогельминтное лечение. Сейчас очень много фармкомпаний завозят различные лекарства, но их эффективность… Не знаю. Вот по линии гуманитарной помощи в 2005 году у нас был завоз альбендазола американского производства. Вот тогда, точно могу сказать, эффективность была.

Вообще, до нас, хирургов, эта проблема не должна доходить. Это должны ветеринары, эпидемиологи работать… На государственном уровне можно решить. Сейчас любой, даже я, могу заболеть. У нас туристическая отрасль очень развита, многие едут на жайлоо, любой человек может заразиться. Это очень опасно, потому что если этот гельминт попадет в почву  от половозрелой формы в кишечнике собак, лисиц, волков — то он обсеменит окружающую среду, в воду, траву попадет. Или даже в овощи и фрукты попадет, никто ничего не гарантирует.

А: Получается, если даже квартирная собака, и она на улице схватит что-то, тоже может принести домой гильмента?

СА: Конечно. Вот почему я говорю о собаках? Смотрите, вот село. По окраине  поля. В полях есть мышевидные грызуны. Где мышевидные грызуны, туда приходят лисы. Раньше, когда мы только начинали работать с этим заболеванием, болели только жены охотников, сами охотники, потому что заражались от лисиц, разделки шкур. Сейчас лисы охотятся на грызунов, они подходят близко к селу и обсеменяют окружающую среду. Мыши тоже заражаются. Сюда подходят собаки с села, бывает даже население само идет в поле и с собой собак берет. Во время полива грызуны выходят из нор, в это время люди собак пускают, и собаки едят. И собаки заражаются, приходят в село.

Мы, конечно, с населением лекции провели, объяснили, что надо будет отсрел собак делать или на привязи их держать. Если на привязи, то обязательно проводить противогельминтную терапию собак каждые три месяца.

Еще ездили в районный центр, в больницу. И там с врачами тоже мини-конференцию провели по этому заболеванию, по диагностике.

Это социальная проблема, надо бить тревогу.

А: Вы, вероятно, не первый специалист, который обращает внимание на эту проблему, но наши люди почему-то упрямо терпят: пока не раздует живот, пока не поразит все органы, мы не обращаемся к врачам. Почему так, как вы считаете?

СА: Это, во-первых, скудные знания об этом заболевании: что оно никогда не щадит, и каждый может заболеть. Просто с населением тоже надо работать, через СМИ, вот такие выездные экспедиции делать. У нас когда такие больные лежат, мы каждому говорим: всех в семье, кто есть, обязательно надо обследовать, включая маленьких детей.

Вот родственники такого больного, они даже не пошли на УЗИ, а мы у них выявляем. Вот летальный исход в семье был, мы поехали туда, мы их осмотрели и выявили и кальцинаты, и альвеококкоз. А мы им говорили, что надо хотя бы УЗИ элементарно пройти.

Конечно, сейчас население, пока не будет знать об этом заболевании, не будет ходить, им, наверное, просто лень.

А: То есть просто человеческий фактор срабатывает?

СА: Да, человеческий фактор. А так, если раннее выявление, даже если кальцинаты, мы будем наблюдать, если будет увеличение, мы будем давать противогельминтные препараты.

Таких очагов очень много сейчас: в Иссык-Кульской области Ак-Суйский район, в Нарынской области Ат-Башинский район. Раньше как? Именно кто занимался животноводством, чабаны, охотники болели, а сейчас и дети болеют, и учителя, все болеют.

Комментарии (1)
Обсуждения закрыты
Нет аватара
nata645
02:24, 06 июня 2017
Хоть бы поподробнее написали что за болезнь.